| RSS
Чт
2023-02-09, 02:21
Весна поэтов
Главная Альманах прозы
Меню сайта


Категории раздела
Авторы без страничек [46]
Джон & Лиз Магвайер [8]
Аванесян Гоар [0]
Авдеева Яна [2]
Астахов Павел [1]
Ахадов Эльдар [1]
Ауров Владимир [1]
Ахундова Ната [1]
Безродный Сергей [6]
Белова Маргарита [1]
Боровская Лилия [4]
Гейнс Лана [2]
Гаврилов Владислав [3]
Вильчинская Лариса [1]
Волконская Елена [2]
Воронкова Галина [1]
Гвоздева Ирина [9]
Загребельная Ирина [7]
Коновалов Сергей [1]
Кожейкин Александр [11]
Каневская Юлия [12]
Козлов Егор [3]
Казакова Екатерина [1]
Койда Елена [2]
Калашников Анатолий [1]
Котовская Лариса [3]
Лушников Анатолий [3]
Людоговская Юлия [1]
Махов Сергей [5]
Михайлов Евгений [1]
Михалев Игорь [1]
Мельцина Ольга [1]
Микуша Анжела [2]
Макарченко Вдадимир [2]
Нурлыгаянов Тимур [9]
Нора Аэни [2]
Наволокина Наталия [2]
Останина Анна [17]
Пугачева Светлана [4]
Прибыльская Елена [1]
Погребной Евгений [11]
Рыженко Алла [1]
Самойленко Наталья [4]
Ткаченко Алена [2]
Тубольцев Юрий [8]
Фанин Олег [2]
Шатунова Любовь [1]
Шарамыгин Владимир [5]
Хасипов Ренат [15]
Яунс Земенс [5]

Живи ярко!

Мини-чат

Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Нормально
Всего ответов: 473

Статистика

Главная » Статьи » Кожейкин Александр

Тяжелое сердце
Море родилось много столетий назад и существовало миллионы лет. И уже в ту пору, когда ни суши, ни людей ещё не было, проявляло упрямый и разгульный характер. В глубине необъятной памяти хранилось бесчисленное множество событий. Порой в толщу вод врывались астероиды и другие небесные странники, отчего пучина вздымалась и сердилась.
Иногда из тверди планеты вырывалась лава, и тогда возникали новые острова. Море окидывало их удивленным взором и милостиво оставляло в покое, но, разгневавшись, могло проглотить целые континенты.
 
Луна любила море и своей невидимой рукой слегка трепало по щекам берегов веселыми приливами и отливами, зато звезды были далеки. И оттого равнодушны. Какое им дело до моря, которое не могло светить так же ярко и незабываемо. Звезды не знали, что море обладало такой способностью. Вот и сегодня на рассвете оно светило для одного единственного человека. Он вошел в его воды, море приняло тело, подбросило, опустило, шутливо плеснуло в лицо пеной, окатило голову солеными брызгами, а потом успокоилось. Этот пловец нравился морю.
 
Море тоже нравилось пловцу. Их взаимная симпатия расцвела из маленького бутончика в большой и красивый цветок, и даже завистливый ветер, пожелавший испортить их отношения, ничего не смог поделать. Человеку было хорошо в море и у моря, но после встречи с ним он отчего-то возвращался обратно. Шел в шумный и дымный город, который не любил, хотя что-то в этом городе его сильно притягивало.
 
Море тоже не любило город. Он напоминал запуганного, заброшенного и забытого ребенка. Это дитя выросло хилым и больным, его настоящие родители тихо скончались, а приемные были равнодушны, злы и насмешливы. Вскоре они бросили город на произвол судьбы, и появившиеся прыщи были только первыми признаками его грядущего большого нездоровья. Море понимало: человек не любит город, а любит море. Не случайно же он так менялся, когда приходил на берег. Не случайно же так спешил сюда!
 
Человек бросался в волны и словно разрывал путы, стягивающие все его существо. Его пленный дух вырывался на свободу. Пловец не думал о море, оно было естественно как воздух, о котором не думаешь, если он не думает о тебе. Человек не знал, что море научилось читать мысли некоторых людей. Далеко не всех, конечно. Человек плыл размашистым кролем, выдыхая в прозрачную воду, а море улавливало и его давнее разочарование своим нелепым существованием, и стойкое увлечение лазурной бездной. О чем он думал? Наверное, его волновали все те же банальные и известные вопросы.
 
Он думал о том, что всюду эгоизм, и нет ему никакого предела. О том, что густой грим каждодневного людского лицемерия уже не способен скрыть этот порок. Об обмане улыбок и ночных исповедях души. О том, что просто жить по совести – теперь нелегкая задача, и она по плечу не каждому. Он думал, наверное, и о женщинах.
 
Море пыталось отвлечь пловца, демонстрируя все богатство своей живой природы. Однажды оно даже заманило пловца течением на теплое мелководье, где около берега у камней в воде можно было увидеть крабов, креветок раков-отшельников, всевозможных интересных рыб – бычков, барабулек, морских игл и других замечательных созданий. А вредную медузу море нарочно отнесло далеко в глубину.
 
Человеку было интересно собирать интересные и такие разные ракушки. Но он всегда спешил по утрам, а вечером, на закате, потенциальные экспонаты коллекции были плохо видны в воде. Море пыталось соблазнить человека своими запахами. Оно знало, что есть такие ароматы, чья власть над людьми очень сильна и попыталось создать именно такой – диковинный. Морю показалось, его усилия не были напрасными, и созданные духи вскружили голову человеку и вошли в его воспоминания. Попала ли в плен душа пловца, море по-прежнему не было уверено. А для чего морю была нужна власть над человеком, понятно. Ведь у него был необычайно упрямый и сильный характер.
 
Но твердый и сильный характер был и у человека. Он не боялся ни пиковых волн, когда заплывал на глубокое место моря, где мыс образовывал своеобразный изгиб на побережье, ни волн, разбивающихся о крутой скалистый берег. Знал направление течений и умел выходить на берег там, где волны мягко гасились о песчаное дно, а вкрапления камней были минимальны. Он умел дышать в воде и не боялся даже опрокидывающихся волн, приходящих с глубокой воды и бьющих о песчаную отмель.
 
Море изучало человека, но и человек изучал его. Спустя совсем короткое время пловец знал многие течения и старался держаться подальше от быстрин. А слабые потоки уже не были для него сильной помехой, он научился избегать попадания в них вблизи от молов, скал или пристаней. Море понимало: человек все больше и больше узнает все его загадки, но при этом весело и снисходительно улыбалось искрящейся лазурью – ведь это был всего лишь человек. Человек научился распознавать мощь волн и их характер, отличая злую волну-убийцу от волны-няньки, мирно качающей и убаюкивающей. Он понял, как море может играть волной, сначала двигая ее на побережье, а потом затягивая обратно на глубоководных участках, образуя стремительные течения, движущиеся по направлению от берега через зону прибоя. Он осознал: такие течения легко заметить, потому что они образуются на глубокой воде, и в их пределах волны обычно не разбиваются. Также можно заметить пену и течение воды по направлению к открытому морю.
 
Сильные течения были артериями моря, слабые – его капиллярами, и море часто помогало людям подсказкой, окрашивая воду в потоке в другой цвет. Оно говорили неразумным людям: «Смотри внимательнее, ничего не бойся, и с тобой ничего не случится, если ты попадешь в отбойное течение. Не надо с ним попусту бороться, плыви параллельно берегу, лови момент и выходи на побережье в другом месте». Человек понял и эту мысль моря. Со временем море стало для него учителем с раскрытой книгой новых откровений.
 
Каждый день он впитывал в себя новые знания, становясь мудрее, сильнее и добрее.
 
 
***
 
Тот короткий период, когда каштаны на набережной южного города мрачнеют и поеживаются от холода, и даже ангелы все реже посещают угрюмые дома, был для моря нелюбимым временем года. Ему не нравился холодный ветер и косые зимние лучи и то, что человек проводит с ним все меньше времени. Ночи становились неприветливыми, и холодные осенние росы были первыми слезами пышной прибрежной растительности. Мир все больше тускнел для моря, несмотря на вечнозеленые деревья на берегу.
 
Этот период не любил и человек. Но в это насупившееся утро море уловило в его настроении не только осеннюю грусть. Море со вздохом заметило, как он разорвал на мелкие клочки фотографию голубоглазой и светловолосой девушки, а потом по шагам и печально захрустевшим, раздавленным мелким ракушкам почувствовало: очень тяжелое у него сердце. А он быстро пронес в себе и погрузил это сердце в воду, будто понимал, что в морской воде оно станет легче, и ему там будет гораздо лучше.
 
Море снова вздохнуло, приняв в свои объятия своего старого друга, а он разрезал воду быстрыми взмахами, удаляясь от берега все дальше и дальше. Если бы человек оглянулся, то смог бы увидеть, что спустя двадцать минут душный город окончательно потерял свои очертания, а еще через двадцать минут превратился в полоску земли, которая с каждой минутой становилась все тоньше и тоньше. Но пловец не оглядывался.
 
Море знало, что он умеет плавать так же хорошо, как люди умеют ходить, и вода не была еще холодна, однако такой поступок в будний день показался необычным и загадочным. Вот и полоска земли исчезла, и теперь во все четыре стороны колыхалась одна древняя стихия. Только это не остановило пловца, который, как одержимый, плыл все дальше и дальше. Море напрягло все свои способности и попыталось прочитать мысли своего знакомого. Но никаких голосов в морском сознании не прозвучало, а вместо этого из лазурной толщи возник портрет незнакомой девушки.
 
Море не разбиралось в лицах людей, но глаза незнакомки понравились – было в них что-то от бездны, и в то же время от них проистекал мягкий солнечный свет. Такие глаза нравятся поэтам и художникам – припомнило море разговор людей на палубе яхты, стоящей на якоре у побережья. Лицо девушки было белым, как полотно. И напомнило морю древнее изваяние, которое оно тысячу лет назад видело на развалинах затопленного им же самим города. Человек смертен, но пытается оставить след в столетиях, рассказав о самых важных своих чувствах, подумало оно тогда.
 
И мечта из камня, и мечта, воплощенная в других человеческих творениях прекрасны, ибо озарены сиянием вечности. В глазах незнакомки море увидело это сияние и тяжко вздохнуло. Так тяжко, что портрет незнакомки заколыхался, и черты его растворились в лазури вод. А может быть, это человек решил прекратить свечение этого образа в своем сознании и усилием воли выключил невидимый рубильник. Море в себе все обычно видит. Но созерцание изображения девушки на этот раз отвлекло его, и поэтому оно не заметило: случилось страшное, непоправимое. Только когда тело пловца стало медленно, подобно планирующему осеннему листу, опускаться в глубину, море осознало: произошло именно то, ради чего человек плыл так долго.
 
Что влекло его сюда? Желание совершить последнюю прогулку? Стремление поговорить с самим собой наедине? Или тяжелое сердце, которое не давало покоя? Море не знало… Оно молилось... Если вам кто-то скажет, что у моря нет своего бога, не верьте. Он есть. Мне хочется верить, далеко не случайно спустя мгновение после того, как в толщу вод погрузилось тело человека, оттуда вынырнул дельфин. Он помчался к поверхности, захватил в свои легкие порцию воздуха и умчался прочь, разрезая волну.
 
А море добавило в свою копилку еще одну печальную историю.
 
14.11.2009 г.
Категория: Кожейкин Александр | Добавил: sonet (2009-11-14) | Автор: Александр Кожейкин E
Просмотров: 966 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
(svar   
 

1 . Комментарий к произведению -

2011-12-09

  Написал (а) - Сергей Махов. : Красиво, Саша.спасибо за рассказ.правда опять всё...к дождливой погоде за окном)))
Но рассказ правда понравился. -(
21:07)

 Ответ: Cпасибо, Сергей!
С уважением

  
 
avatar
Поиск

Счетчики

  • регистрация сайта в каталогах


  • Наверх сайта
    Copyright John © 2023