| RSS
Чт
2023-02-09, 01:40
Весна поэтов
Главная Альманах прозы
Меню сайта


Категории раздела
Авторы без страничек [46]
Джон & Лиз Магвайер [8]
Аванесян Гоар [0]
Авдеева Яна [2]
Астахов Павел [1]
Ахадов Эльдар [1]
Ауров Владимир [1]
Ахундова Ната [1]
Безродный Сергей [6]
Белова Маргарита [1]
Боровская Лилия [4]
Гейнс Лана [2]
Гаврилов Владислав [3]
Вильчинская Лариса [1]
Волконская Елена [2]
Воронкова Галина [1]
Гвоздева Ирина [9]
Загребельная Ирина [7]
Коновалов Сергей [1]
Кожейкин Александр [11]
Каневская Юлия [12]
Козлов Егор [3]
Казакова Екатерина [1]
Койда Елена [2]
Калашников Анатолий [1]
Котовская Лариса [3]
Лушников Анатолий [3]
Людоговская Юлия [1]
Махов Сергей [5]
Михайлов Евгений [1]
Михалев Игорь [1]
Мельцина Ольга [1]
Микуша Анжела [2]
Макарченко Вдадимир [2]
Нурлыгаянов Тимур [9]
Нора Аэни [2]
Наволокина Наталия [2]
Останина Анна [17]
Пугачева Светлана [4]
Прибыльская Елена [1]
Погребной Евгений [11]
Рыженко Алла [1]
Самойленко Наталья [4]
Ткаченко Алена [2]
Тубольцев Юрий [8]
Фанин Олег [2]
Шатунова Любовь [1]
Шарамыгин Владимир [5]
Хасипов Ренат [15]
Яунс Земенс [5]

Живи ярко!

Мини-чат

Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Нормально
Всего ответов: 473

Статистика

Главная » Статьи » Погребной Евгений

Приветы с того света (part 2)

Немая сцена. Не знаю, о чем думает, физик, но я думаю о том, как это до сих пор такие здоровые каблуки не выбили ему глаз.

                              - Слава богу, что это ты – наконец говорит физик, и вылазит из камеры одновременно натягивая штаны.

                              Вслед за ним вылазит и обладательница двух прекрасных ног на каблуках и как ни в чем не бывало, поправляет прическу. 

                              Физик протирает запотевшие очки, сует мне в руку какую то карточку, и говорит:

                              - Я член тайного общества любителей экстремального секса.

                              - Что это? – спрашиваю я.

                              - Это членский билет – говорит мне физик – а это – физик указывает на рядом стоящую девушку – одна из представительниц нашего общества – Даша.

                              - Хочешь к нам в клуб? – спрашивает она.

                              - Мы уже занимались сексом в кабинках для быстрых фотографии, в залах кинотеатров, в больницах для душевнобольных и в детских садах – говорит физик.

                              - В кабинках для быстрых фотографий? – спрашиваю я.

                              - Да – говорит физик – фотографии с собой, хочешь покажу?

                              - Нас много – говорит Даша – и с каждым днем становится все больше и больше.

                              - Мы выступаем против серости и обыденности бытия – говорит физик – понимаешь?

                              - Тайное общество? – переспрашиваю я.

                              - Да – говорит физик – у нас еще не слишком  развитая инфоструктура, нам нужен спонсор.

                              - Спонсор? – спрашиваю я  и  замолкаю.

                              Немая сцена №2. Мы втроем, не шевелясь, стоим и слушаем шаги   со второго этажа. Прямо у нас над головой. Размеренные и важные как движение парохода по реке.

                              - Начальник? – спрашивает физик.

                              - Начальник? – переспрашивает Даша.

                              - Начальник – говорю я.

                              Шаги перемещаются в сторону лестницы и начинают поступательное движение вниз.

                              Сцена третья: физик и Маша открывают камеру и впопыхах пытаются залезть обратно. Могу поспорить, что в первый раз у них это получилось куда быстрее. Я им поочередно помогаю. У Даши такие здоровые каблуки, что она все-таки наступает физику на руку и тот вскрикивает. Вскрикивает достаточно громко, чтобы начальник это услышал. Наконец они залазят, и я закрываю за ними камеру. Через пару секунд появляется начальник. Он заходит, окидывает взглядом комнату, потом смотрит на меня и говорит:

                              - Иду в туалет, смотрю – свет горит. А ты чё здесь делаешь?

                              - Я услышал, какой то шум – говорю я – вот и пришел.

                              - Шум – говорит начальник – сколько можно тебе говорить. Здесь мертвые. А мертвые не могут шуметь. Понимаешь? Мертвые есть мертвые, они ничего не чувствуют, не знают, не думают и не шумят.

                               Начальник трет сонные глаза, смотрит на яркий электрический свет наверху и говорит:

                              - Проклятая бессонница. Я в твои годы бессонницей не мучался. Спал как убитый. А ты чего не спишь?

                              - Я – сова – говорю я.

                              - Сова? – переспрашивает начальник.

                              - Сова – говорю я – ну знаете, животное такое, днем спит, а ночью бодрствует.

                              - Да ты вроде и днем не спишь.

                              Из камеры раздается глухой звук. Начальник упорно продолжает ничего не замечать.

                              Мертвые не могут двигаться – говорю я самому себе, и уверен начальник, говорит себе то же самое. Они мертвы.

                              Но только физик не мертвый. Не мертва и его благоверная любительница экстремального секса. Они живые и потому продолжают шевелиться. Уверен, что сейчас в камере они сексом не занимаются и поэтому им гораздо холоднее, чем прежде. Они просто лежат, заткнув друг другу рот холодными руками и молятся. Не знаю как, не знаю кому, но молятся. Они хотят побыстрее вылезти и молят об этом известные только им высшие силы. Они лежат, прижавшись, друг к другу и согревают друг друга своим теплом. А вокруг них в соседних холодильных камерах лежат мертвые люди. Мертвые, которые тоже совсем недавно были живыми. И они нас слушают. Они умерли, но это не значит, что они перестали слышать. Не знаю, приходит ли это физику на ум. Возможно, мертвые в курсе всего, что здесь происходит.   Как говорится, любишь экстрим в сексе – люби экстрим во всем.

                              - Пойду я спать – говорит мне начальник – и тебе советую сделать то же самое. Ты уже давно не важно выглядишь.

                              Начальник уверен, что мертвые не могут говорить и уж тем более двигаться. Поэтому он ничего не слышит. Поэтому он уходит.

                              - Спокойной ночи – говорю я и смотрю ему в след, пока он не пропадает за дверью.

 

                              Физик долго приходит в себя. Трясущимися от холода руками пытается вставить в рот сигарету, затем пытается прикурить. Даша ведет себя куда спокойней. Складывается впечатление, что такое случается с ней каждый день. Хотя если это действительно так – я ни сколько не удивлюсь.

                              - Мы не хотели, чтобы ты нас застукал – наконец говорит физик – просто в определенный момент уже трудно было остановиться. Извини, что так получилось. Мы просто хотели тихо сделать свое дело и уйти, мы же не извращенцы какие нибудь.

                              - Конечно, нас пару раз до этого застукивали – продолжает физик – в больничных палатах и в кабинках для голосования, но это нам никакого удовольствия не доставляло!

                              - Да – говорит Даша – никакого!

                              Я их внимательно слушаю и согласно киваю головой в знак того, что полностью верю их словам.

                              - Просто при нашем образе жизни – говорит физик – нужно быть готовым ко всему.

                              Нужно быть готовым, что тебя застукают в кабинках для переодевания – говорит физик.

                              В примерочной – говорит Даша.

                              В лифте – говорит физик.

                              Нужно быть ко многому готовым.

                              Я слушаю и уже ничему не удивляюсь. Время удивляться прошло.

                              - Я уже не могу трахаться на кровати – говорит физик – на полу, на столе, на стиральной машине в ванной. Меня не возбуждают унитазные бочки, гамаки и гладильные доски. Чем дальше заходишь, тем труднее становится. Нужно все время придумывать что-то новое. Нужно все время развиваться.

                              Это как спортивное состязание.

                              - Тебя могут застукать в библиотеке, магазине, школе для глухонемых – говорит Даша – главное быть к этому готовым.

                              Я делаю вид, что ничему не удивляюсь. Я делаю вид, что слышу такое каждый день. Я делаю вид, что это в порядке вещей.

                              Все абсолютно нормально.

                              Проходит минута. За ней еще одна. Я уже теряю чувство времени.

                              Вдруг за дверью раздается звук чьих-то шагов. Звук проходит мимо нашей двери и направляется дальше по коридору. В момент, когда физик перестает нести ахинею на счет пляжного секса, наступает полная тишина. И в этой тишине, совсем рядом, звук шагов как биение собственного сердца.

                              - Ты кого нибудь ждешь? – настороженно спрашивает физик.

                              - Кого я могу ждать? – так же настороженно отвечаю я ему.

                              Даша нервно кусает губу.

                              Звук шагов становится все тише, пока не исчезает совсем.

                              После некоторой паузы физик говорит:

                              - Надо посмотреть что это было, а то я точно сегодня не усну.

                              Физик подходит к двери, приоткрывает её и выглядывает наружу. Затем жестом подзывает меня к себе и шепчет:

                              - Пойдем, посмотрим, что это было, а ты Даша оставайся здесь, на всякий случай.

                              Даша делает такое выражение лица, по которому становится понятно, что она лучше ещё раз залезет в холодильную камеру, чем останется здесь одна.

                              - Может взять с собой что-нибудь тяжелое? – шепчу я – на всякий случай.

                              - Зачем? – спрашивает физик – если это был мертвый, ты все равно его уже не убьешь.

                              - Мне страшно – шепчет Даша и достает из сумочки газовый баллончик.

                              В коридоре темно. За окном глубокая ночь. Звука шагов уже давно не слышно. Мы идем в темноте на ощупь. Маша вцепляется мне в руку. У неё такие здоровые каблуки, что как бы тихо она не шла нас все равно слышно. У неё здоровые каблуки и длинные ногти. Такие длинные, что я чувствую, как кусочки кожи слазят с моего правого локтя. Но я не могу это прекратить.

                              Мы все в этом задействованы. Никто даже не думает куда то бежать. Я просто доверяю мертвым. Они не могут сделать ничего плохого. Они не могут сделать ничего плохого просто потому что уже заглянули за черту и ничего там не увидели. Сомневаюсь, что многие из них надеялись что-то увидеть.

                              Я иду в темноте. Впереди физик, позади Даша. Иду и думаю о своей работе. Иду и думаю, что на свете кроме моей работы есть и другие, которые намного больше развенчивают мифические представления о наличии души.

                              Мясник – думаю я. Хорошая работа. Когда каждый день рубишь мясо, трудно поверить, что в нем была жизнь. Трудно поверить, что этот кусок мяса раньше чего-то хотел, кого-то любил, на что-то надеялся. Мы умираем вместе с телом. Мы еще немного живем в таких местах как это. Мы еще можем что-то сказать или куда-то пойти. Не факт что нас услышат или заметят. Но это не страшно. Это естественно. А через несколько дней мы умираем окончательно. Не важно как. Нас ложат в землю и черви разъедают куски органической материи или нас ложат в печь, и все происходит гораздо быстрей. И через некоторое время уже никто не помнит, какими мы были умными, красивыми и замечательными. Все забывается. Всех забывают. Живым нет дела до мертвых, потому что живые не хотят верить в такое будущее. Ни у кого нет опыта умирания. И поэтому умирать, даже страшнее чем жить. Не важно, что ты делал при жизни – все равно рано или поздно я увижу тебя, когда приду на работу. И ты, если захочешь, сможешь мне что нибудь сказать. Все что угодно. Можешь быть уверен – я услышу. Я могу отвернуться, побежать блевать в туалет, но я не перестану слышать. Ты можешь быть в этом уверен.

                              Все происходит так как и должно происходить. Один говорит – другой слушает. В этом и заключается смысл общения. Поэтому если возникнет желание просто раскрой рот. Если не наговорился при жизни, после смерти наговоришься вдоволь.

Категория: Погребной Евгений | Добавил: Прозрачный (2007-04-03) | Автор: Погребной Евгений E
Просмотров: 526
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск

Счетчики

  • регистрация сайта в каталогах


  • Наверх сайта
    Copyright John © 2023