| RSS
Чт
2023-02-09, 05:09
Весна поэтов
Главная Альманах прозы
Меню сайта


Категории раздела
Авторы без страничек [46]
Джон & Лиз Магвайер [8]
Аванесян Гоар [0]
Авдеева Яна [2]
Астахов Павел [1]
Ахадов Эльдар [1]
Ауров Владимир [1]
Ахундова Ната [1]
Безродный Сергей [6]
Белова Маргарита [1]
Боровская Лилия [4]
Гейнс Лана [2]
Гаврилов Владислав [3]
Вильчинская Лариса [1]
Волконская Елена [2]
Воронкова Галина [1]
Гвоздева Ирина [9]
Загребельная Ирина [7]
Коновалов Сергей [1]
Кожейкин Александр [11]
Каневская Юлия [12]
Козлов Егор [3]
Казакова Екатерина [1]
Койда Елена [2]
Калашников Анатолий [1]
Котовская Лариса [3]
Лушников Анатолий [3]
Людоговская Юлия [1]
Махов Сергей [5]
Михайлов Евгений [1]
Михалев Игорь [1]
Мельцина Ольга [1]
Микуша Анжела [2]
Макарченко Вдадимир [2]
Нурлыгаянов Тимур [9]
Нора Аэни [2]
Наволокина Наталия [2]
Останина Анна [17]
Пугачева Светлана [4]
Прибыльская Елена [1]
Погребной Евгений [11]
Рыженко Алла [1]
Самойленко Наталья [4]
Ткаченко Алена [2]
Тубольцев Юрий [8]
Фанин Олег [2]
Шатунова Любовь [1]
Шарамыгин Владимир [5]
Хасипов Ренат [15]
Яунс Земенс [5]

Живи ярко!

Мини-чат

Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Нормально
Всего ответов: 473

Статистика

Главная » Статьи » Нурлыгаянов Тимур

Разные

            Боли не было. Он привык не замечать боль. Он решил открыть глаза, но как только открыл, тут же об этом стал жалеть. Неприятное зрелище – собственная кровь и куски мяса. Тут же лежало ещё пара людей, но им повезло меньше. Они были мертвы.

            Парень медленно приподнялся на локтях, потом решил встать, огляделся получше в комнате, где находился. Дверь была не заперта, окно было разбито, оконная рама выломана. На маленьком столе стоял раскуроченный компьютер, парень подошёл к нему, чтобы удостоверится, что он не подлежит восстановлению.

            Парень прошёл в ванну, прокрутил оба вентиля, из крана сначала раздалось шипение, потом кран странно задрожал, и полилась вода ярко-оранжевого цвета. Парень с удивлением на неё посмотрел, потом взгляд его медленно поднялся на зеркало, что висело над раковиной. Запотевшее зеркало, изрядно изменяя силуэт парня, отражало так же и исковерканные отсыревшей влагой стены ванной комнаты. Парень не нашёл для себя ничего интересного в зеркале, опять обратил свой взгляд на воду и заметил значительное изменение цвета вытекающей жидкости. Он вышел из ванны, перешёл на кухню, где стоял в одиночестве стол, на полу валялись сломанные табуретки и пару разбитых бутылок. Оглядевшись повнимательнее, Парень заметил маленький холодильник, который сливался со стенами кухни, но, открыв дверцу холодильника, парень, видимо ничего не нашёл, потому что лицо его приняло то же выражение, что уже принимало в ванной. Он посмотрел в окно, там, видимо, тоже ничего интересного не было, потому что выражение лица не менялось. Постояв так пару минут и странным взглядом смотря на небо, как будто упрекая этот серый цвет в чём-то таком, о чём знали только парень и небо, парень двинулся в ванную.

            Вода хоть и не обрела положенной прозрачности, но уже была вполне пригодна для парня, потому что он уже с радостью, которая не отражалась не на лице, не в глазах, но всё же чувствовалась в его движениях, начал приводить себя в порядок.     

            Закончив борьбу с грязью, кровью и остатками сна на своём лице, парень вышел из ванной, встряхнул головой, разбрызгав капли воды по стенам квартиры, как это иногда делают собаки, что бы быстрее высохнуть, прошёл в прихожую, стянул с вешалки единственный, не понятно кем оставленный, плащ, и вышел в раскрытую входную дверь, так и не закрыв её.

 

            Обычное утро Маши было просто чудесным, если вовремя получалось стукнуть по будильнику, что бы дать себе проспать до третьего урока, что бы к шестому прийти в школу. Обстановка в комнате была простой, но видно было, что хозяйка комнаты любит розовый цвет и мягкие игрушки. Последние не заставляли себя долго искать, потому как валялись везде, где только можно – на полу, на компьютерном столе, на кровати, где спала сама хозяйка, одна самая резвая игрушка даже пристроилась прямо на мониторе. Ну а розовым здесь было всё, и других цветов не было в комнате. Единственным нарушителем оказалась та самая резвая игрушка, которая была коричневая, да ещё с голубыми большими глазами. Почему эту игрушку не постигла участь мусорного ведра или тёмного царства поддивания, знала только сама хозяйка комнаты.

            Когда розовая стрелочка розового же будильника достигла цифры 8, и заведённый будильник уже хотел пропеть песню начинающемуся дню, в будильник полетела мягкая игрушка внушительных размеров, и будильник, упав, видимо, забыл, что наступил день, потому как его накрыла тень плюшевого медведя.

            Розовое пуховое одеяло накрыло ещё плотнее девушку, которой так не хотелось вставать и элегантная ручка, которая вылезла из-под одеяла с целью успокоить нарушителя приятных снов, снова залезла под одеяло.

            Ещё на два часа в комнате воцарилась тишина, которую теперь не нарушал даже звук тикающего будильника. Потом голос из-под одеяла заявил, что надо бы вставать, умыться, стать человеком… голос поспорил с другим голосом, очень похожим, но с оттенком лени, который утверждал, что ничего не может помешать ещё пару минуток поспать. Но одеяло всё же было скинуто и молодая девушка, лет семнадцати, стала искать  в куче белья, выпавшей из открытой тумбочки, чтобы одеть сегодня. Искания долго не продолжились, потому что девушке  попалась её любимая розовая кофточка с надписью на английском «I want you», перевод которой девушке был не понятен. Она улыбнулась, натянула кофточку на себя, там же, в куче, нашлись джинсы с надписью «D&C» и, полностью облачившись в свою привычную одежду, она готова была радоваться жизни.

            Тут же был включён компьютер, который, видимо, использовался только для прослушивания музыки по утрам. Заиграл совсем новый хит.

            Девушка уже порхнула в коридор, оттуда в ванную, где ей пришлось раздеваться, потому как неожиданно захотелось в душ. Побыв пол часа в душе и надев мягкий пушистый халат розового цвета, девушка с мокрыми, не убранными волосами прошла на кухню. Поставила электрический чайник, пошла в коридор, держа уже в руке фен, которым собиралась сушить волосы, но тут компьютер заиграл не очень любимую музыку, и Маша бросилась к компьютеру, кинув фен на пол в прихожей. Справедливость хорошего утра была восстановлена, потому как заиграла опять какая-то модная песня.

            Девушка вернулась в коридор, подобрала брошенный фен, пошла в ванную, включила фен в розетку и приступила к одной из важных частей своего марафета.

            Музыка, которую начал издавать электрический чайник, вскипятив воду, не смогла заглушить музыку из динамиков компьютера и поэтому Маша спокойно закончила сушить волосы.

            Так продолжалось ещё час, в течение которого Маша не раз бегала из комнаты в ванную, из ванной в кухню, из кухни снова в комнату, постоянно что-то изменяя в окружающей её обстановке. Теперь она уже успокоилась, компьютер был выключен, она стояла в коридоре, последний раз вороша свои уже завитые волосы, пытаясь придать им более весёлый вид. Поглядев в зеркало в прихожей, она решила, что это ей удалось, и лёгким движением руки открыв массивную железную дверь и захлопнув её за собой, Маша полетела по лесенкам подъезда вниз.

            На улице Машу ждала чёрная затонированная до крайности машина, которую она называла «мой бумер» с водителем за рулём, который ждал всего два с не большим часа, но который, казалось, совсем не заметил промедления. Он вышел из машины, обошёл её и открыл заднюю дверь с другой стороны от водительской. Девушка, увидев здоровенного вадилу, вышедшего из машины, весело помахала ему рукой и побежала к машине.

            - Нет, сегодня я хочу прокатиться на переднем сидении!!! – весело сказала девушка. Водитель посмотрел на девушку, захлопнул мягко заднюю дверь и открыл переднюю, давая девушке пройти, а когда она села на мягкое спортивное сидение, захлопнул за ней дверцу.

            Затонированное окно тут же было опущено, водителя девушка попросила проехаться с ветерком по городу, высунула свою ручку из открытого окна, и они поехали.

 

            Когда Олег вышел из подъезда, его встретило тёплое осеннее утро, какое ещё можно почувствовать в дни бабьего лета, поднял воротник плаща, пошёл по ровной асфальтовой дорожке, усыпанной жёлтыми сухими листьями со следами забытых летних дней. Пошарив в карманах плаща, парень нашёл там пачку сигарет, даже не взглянув на название, взял одну сигарету и вдруг обнаружил, что зажигалки у него нет. Он подошёл к группе подростков, которые, видимо «тусовались» здесь ещё со вчерашнего вечера, попросил огонька.

            - Огонька тебе? – вызывающе сказал один их подростков.

            Олег поднял свой взгляд, посмотрел прямо в глаза наглого щенка, что посмел так с ним разговаривать, и этого хватило, чтобы парень тут же исправился.

            - Вот, вот… - парень поднёс дорогую зажигалку прямо Олегу к сигарете, подержал недолго, закрыл зажигалку, и, смотря в землю, быстро слился со своей компанией, которая стояла невдалеке.

            Олег затянулся, выпустил из лёгких ядовитый воздух, повернулся и пошёл своей дорогой. Ему было некуда идти, некого искать и вообще он не имел никаких планов, как на этот день, так и на всю его дальнейшую жизнь.

            Две недели назад Олег вернулся из армии, родители его не приняли, потому что он забросил два года назад университет и попал в армию, откуда он пришёл в мир, где у него не было ни квартиры, ни родителей, ни друзей, у которых можно было перебиться пару месяцев, пока всё уладится. Девушка его, с которой у него были очень хорошие отношения до армии, в первую же неделю его отсутствия познакомилась с неизвестным Олегу мужчиной, и они уехали за границу. Больше она ему не писала, да и зачем она ему теперь нужна.

            Он шёл всё по той же асфальтовой дорожке, которая привела его в парк, и, так как были ещё ранние утренние часы, когда парк был пуст, Олег присел на скамейку и просто сидел, курил уже вторую сигарету, которую он подкурил от первой, курил и смотрел на падающую листву.

            Он провёл пальцами по закрытым векам, сгоняя усталость и похмельный синдром. Боль от неизвестно где и когда полученных ударов теперь уже давала о себе знать, потому как алкоголь потихоньку покидал Олега на свежем воздухе. Он докурил сигарету, бросил её в кучу кем-то собранных листьев, посидел ещё некоторое время на лавочке и пошёл дальше. Держа руки в карманах, Олег в кожаном плаще с поднятым воротником напоминал терминатора, картину эту дополняло мрачное лицо и глаза. Глаза, взгляда которых испугался подросток и который многих бы заставил не только испугаться. Вот такой человек шёл по асфальтовой дороге, засыпанной осенними листьями, когда мимо проезжал чёрный тонированный «Nissan», из открытого окна которого орала какая-то ритмичная весёлая песня. Машина пролетела в нескольких сантиметрах от Олега, и полы плаща его раздуло ветром, открыв сапоги офицерского пошива. Машина проехала дальше.

 

            В этот день Маша решила ехать не в школу, а, проехавшись по пешеходной дорожке в её любимом парке, решила заехать со своим водителем в какой-нибудь ресторанчик, там посидеть, поболтать, а на дальнейшую часть дня планов пока не придумывалось. Так они и сделали.

            Когда машина подъехала к известному на весь город ресторану, где готовили французские изысканные блюда, он оказался закрыт, потому как открывался лишь вечером, чтобы влюблённые парочки красиво проводили своё время.

            Маша вышла из машины, грозно и безнадёжно глядя на вывеску «закрыто» как будто ожидая, что надпись изменится, чего не случилось, а потому Маша села опять в салон своего «бумера».

            - Слушай, а поехали у того парня спросим, может он знает какой ресторан сейчас открыт. – предложила Маша. Водитель не имел привычки спрашивать или возникать, поэтому он завёл машину и направил её в противоположном направлении.

 

            Когда тот же «Nissan», что буквально десять минут назад пролетел мимо Олега, показался опять на дорожке парка, Олег понял, что это за ним. Терять ему было нечего, поэтому он остановился и стал ждать, когда машина подъехала. Машина не могла ездить медленно, показывая, что под капотом скрыт спортивный двигатель, поэтому она довольно быстро подъехала к Олегу. Тонированное стекло медленно опускал стеклоподъёмник.

            - Слышь, мужик, а где здесь посидеть культурно можно, так, чтоб сейчас прям поехать туда? – спросил водитель машины.

            Олег смотрел на машину, водителя и девушку в машине. Наклонив голову, он всё продолжал смотреть, только брови слегка поднялись, выказывая скорее вопрос, чем удивление. Олег, который понятия не имел, где здесь можно покушать, но понявший, что это его единственный шанс сегодня нормально поесть, не растерялся.

            - Ну, так я тебе не объясню, это показывать надо… - сказал Олег как можно доброжелательней, но звучный бас, который выдавали его голосовые связки, несколько удивил девушку, которая сидела в машине.

            - Ну, прыгай – указывая движением головы в салон, сказала девушка.

            Когда Олег захлопнул дверцу машины, которая стоила больше чем он, немного странное чувство посетило его. Вопрос «почему не мне» так и метался в сознании. Машина двинулась мягко, совсем без шума, и выехала на проезжую часть, где уже стали появляться первые машины. Город был небольшой, но в этом районе жили исключительно богатенькие сыночки и дочки, чьи родители могли позволить и каникулы в Париже, и личного водителя и квартирку для своего чада в спальном районе города. Одного взгляда на девушку хватило бы, чтобы сказать, что родители её всячески спонсируют и девочка живёт нахаляву. То, как она весело и беззаботно мотала головой и иногда руками в такт музыке, то, что водитель даже не спросил, куда едем, а просто ехал вперёд, видимо, лучше Олега зная город – всё это было Олегу непривычно. Но не то, чтобы это его шокировало, он, конечно, знал о существовании таких людей. Они ему представлялись крайне скучными, но девочка в салоне была достаточно весёлой, чтобы у Олега появились сомнения на этот счёт. Когда они проезжали мимо какого-то китайского ресторанчика, которых в городе было на каждом повороте по два, Олег сказал, что этот подойдёт. Водитель припарковал машину у входа и все вышли. Эта забегаловка оказалась открыта, но по царившему вокруг запаху, Олег понял, что выбор немного неудачный, а Маша просто закрыла нос рукой, полагая, наивная, что внутри заведения, куда их направил Олег, не будет этого странного запаха.

 

            Посидели они неплохо, хотя сначала Маша всё хотела уйти, потому что её мечты о свежем воздухе разлетелись мелкими осколками на мягком и грязном покрытии заведения, именуемого каким-то китайским названием. Олег с водителем посовещались и, наконец, официант принёс заказ, и это исправило мнение Маши.

            Еда ей понравилась. К этому они заказали ещё и водочки, так как вина здесь не подавали, а была только рисовая водка, которую, в принципе, Маша пила не хуже Олега. Покинув заведение, они сели в машину, которую было доверено вести Олегу, так как на водителя водка произвела своё положенное действие и он, шатаясь, рухнул на заднее сидение в салоне, где уже через минуту заснул. Олег же, в приподнятом настроении, вёл машину, весело о чём-то болтая с Машей, рассказывая ей фрагменты своей жизни, истории из бурной молодости, у Маши тоже было чем поделиться с новым другом и когда машина заглохла в парке, потому что бензин кончился, Олег с Машей пошли искать бензин. До заправки они не дошли, да и зачем им было туда идти… Они пошли гулять по городу. Дошли до набережной, купили по мороженому, хотели сесть на одну из лавочек, которых здесь хватало, но потом вдруг решили спуститься к воде. Там они и остались, сели на расстеленный Олегом плащ, прямо на земле, и, кусая мороженое, продолжали о чём-то с интересом болтать.

            Вдруг Маше вздумалось пойти в городской парк, погулять, покататься на аттракционах, поэтому они купили ещё по пиву и направились в городской парк. Парк был закрыт, потому что с наступлением осени желающих посетить его становилось всё меньше, и, после минутного созерцания закрытых ворот, Олег подошёл к ограде парка, прямо рядом с закрытыми воротами, взялся за два железных прута ограждения и, немного напрягшись, что отразилось на его лице странным выражением задумчивости и нетерпения, он раздвинул железные прутья, таким образом сделав новый проход в парк, причём круглосуточный. Сам Олег, а за ним и Маша, прошли через новые ворота и стали гулять среди поникших и молчащих аттракционов. Наконец, им случайно на глаза попались качели, Маша на них тут же села и Олег стал её раскачивать, на весь пустой парк разносились радостные крики и смех девушки, изредка перебиваемые мощным и весёлым басом Олега. Так прошёл день.

            Потом пролетела неделя. Маша научилась вставать раньше, выбегала на улицу, где её каждое утро теперь ждали водитель и Олег, садилась в машину, и они катались по городу, пока не надоело, а потом Олег предложил поехать за город, в лесу он знал прекрасное место, к тому же дачу старого знакомого там договорился посторожить, поэтому они устроили отличный отдых на пару дней за городом, вдали от пыли и шума. Дача располагалась прямо на берегу реки, в километре от дачи был отличный лес, где Маше нравилось бродить с Олегом. Водитель только приезжал и привозил еду, потом уезжал, как он говорил «по делам». Но Маша не возражала, чтобы водитель располагал своим личным временем, как ему вздумается.

            На даче Олег нашёл охотничьё ружьё, и каждый вечер учил Машу из него стрелять. Сначала девушка страшно боялась грохота, производимого ружьём, и осколков пивных бутылок, которые служили целями, но через неделю она уверенно могла попасть в брошенную Олегом бутылку, чем и удивляла Олега, который нашёл в ней способную ученицу. Маше нравилась эта смена обстановки, смена круга общения и вообще её новый образ жизни, она развлекалась, как могла.

            В лесу они провели месяц, после чего Маше захотелось вспомнить клубную жизнь, послушать новые сплетни, в школе, наконец, появиться, чтобы там не беспокоились. Водитель повёз Машу в город, Олег решил приехать к ним через пару дней. У него ещё оставались кое-какие дела с его другом, хозяином дачи.

            Олег, проводив Машу и увидев, что чёрная машина скрылась за поворотом дороги, он достал мобильник и набрал номер, который помнил наизусть. О чём-то очень эмоционально споря по телефону, он отключился и положил его обратно в карман плаща, который так и остался у него. Он пошёл в двухэтажный дом, который был выполнен в стиле средневекового замка, главное украшения дачи, где был только этот дом и русская баня, качественно сработанная финскими строителями, которых хозяин вызывал из-за границы.

            Олег прошёл на кухню, достал из холодильника пиво, открыл бутылочку, крышку бросил в ведро и уже направился в комнату смотреть телевизор, как зазвонил его мобильник. На дисплейчике горело «Маша». Олег нажал на принятие вызова, в трубке послышался сбивчивый голос девушки.

            - Олег, нас тут обстреливают, Вовик пытается уйти, но у них блин тачки круче… - казалось, девушка в панике, но она рассуждала дальше – слушай, мы это, к тебе сейчас подъедем, до тебя ближе всего, да и там перекроемся на даче… - её прервал какой-то шум в телефоне. Олег быстро бросил в трубку «Жду» и побежал в баню, где находился основной склад оружия, которого бы хватило на третью мировую войну. Достав с некоторыми трудностями станковый пулемёт и зарядив в него ленту с патронами, какие придумали во времена его прадедов, Олег поставил пулемёт так, что бы в поле его обстрела находилась дорога, по которой будут ехать «гости», потом опять нырнул в темноту баньки, достал два автомата Калашникова без прикладов, потом коробку с запасными магазинами, взял два и разложил по карманам плаща. В другие карманы отправились гранаты из другой, так же принёсенной Олегом коробки, где лежали разнотипные гранаты, но Олег выбрал несколько, с которыми имел уже дело в армии, остальные остались лежать в коробке, которую он поставил теперь рядом с пулемётом. Стал ждать. Пять минут ожидания казались вечностью, за это время Олег раз двадцать менял позу, два раза перетаскивал пулемёт, что бы было удобней целится, а так же проверил, как работают две гранаты из неизвестных ему видов, одна ему понравилась, и он прихватил её на всякий случай в карман джинсов. Ожидание продолжалось.

            Вскоре на дороге появился чёрный «Nissan», Олег приготовился. Через мгновение он увидел на той же дороге два чёрных джипа, уже только по виду было понятно, что они бронированные, но окна джипов были открыты и люди, преследующие чёрный «Nissan» пытались попасть в машину из пистолетов, а какой-то самый боевой преследователь высунулся из окна и, держа на перевес автомат, начал палить из него короткими очередями. Олег прислонился к металлу древнего пулемёта, прицелился. «Ну, не подведи теперь» подумал он, про себя обращаясь к пулемёту. Нажал на курок и вместе с этим раздался ужасный треск на всю округу, так что стая птиц из леса, спугнутая шумом, взлетела, и крики птиц смешивались теперь с треском пулемёта и глухим звуком выстрелов преследователей. Наконец, Олег пристрелялся к новому оружию и смог попасть в джип, потому что он слышал звук попадающих в металл пуль и удивлённые крики сидящих в этом джипе. Тут звук пулемёта затих, лента с патронами неожиданно кончилась, за новой бежать и заряжать её Олег не собирался, поэтому он встал из-за пулемёта и с автоматом наперевес подбежал к дороге, где к этому времени уже стоял припаркованный с трудом нисан, из машины выбежала Маша и побежала к Олегу.

            - В дом! – указывая почерневшей от пулемётной смазки рукой, крикнул Олег девушке. Маша поняла и побежала в дом. Олег перебрался ближе к машине, изредка пытаясь стрелять в подъезжающих из автомата. Когда он посмотрел на водителя нисана, стало понятно, почему тот не торопился вылазить. Он был уже мёртв, не понятно как ему удалось довезти Машу и не откинуться раньше. В этот момент к машине подъехал первый джип с преследователями, тот, в которого не попала пулемётная очередь. Из всех дверей посыпались люди в чёрных костюмах и с масками на лицах, держа автоматы и пытаясь занять удобную для обстрела позицию, они изредка пускали по укрывшемуся Олегу очереди. Олег бросил первую гранату, и она не взорвалась по только ей известной причине, хотя и испугала немного преследователей, дав Олегу пятисекундный перерыв, в который он выбросил вторую и третью гранаты. Эти сработали прекрасно, пробив даже бензобак бронированного джипа и решительно покончив с первой группой.

            Олег посмотрел на вторую машину, которая теперь немного медленней, потому как колёса были пробиты, подъезжала к дому. Увидев, что дом обороняет боец с богатым арсеналом, вторая группа не стала слишком близко подъезжать, чтобы не дать Олегу возможности закидать их гранатами. Олег же, оценив положение, решил, что это конец. Против пяти-семи человек, которые находились сейчас от него не более чем в ста метрах, даже опытному бойцу было бы не легко справится, особенно с закончившимися гранатами и единственным магазином. Остальное как-то само потратилось, Олег даже не заметил, настолько интересно было снова оказаться в боевых условиях. Преследователи же стали не мудря особо со стратегией, окружать Олега, забившегося за машиной, посыпаемой градом пуль.

            Неожиданно всё стихло. Скорее всего, у них тоже припасы кончаются – решил Олег и, воспользовавшись секундной задержкой, пустил всё содержимое магазина почти в воздух, отвлекая уже вызывающее затруднение полукольцо окружения, и побежал к баньке. Мужики в масках, поняв замысел Олега, попытались его остановить. Но попасть в бегущего человека на таком расстоянии было затруднительно, а особой меткостью здесь никто не отличался. Олег, оказавшись в полутьме баньки, схватил первое, что ему попалось под руку и, механически отыскав спусковой крючок, нажал на него. Из баньки вылетела ракета, пролетела над покинутым нисаном, чуть его не задев, и улетев куда-то в даль, взорвалась. Никому было не интересно, куда попала ракета, потому как Олег теперь уже внимательней и быстрее искал другое оружие, а преследователи, с удивлением смотря на раскрытую дверцу баньки и не зная, что же ещё там может быть запрятано, почти прижавшись к земле, начали подползать к бревенчатому строению. На такое они явно не подписывались. Но убегать было уже поздно.

            Олег тем временем отыскал другой автомат, очевидно, иностранного производства, потому что оружие было немного непривычным, отыскал так же и патроны для него и стал один за другим пускать в ход магазины с патронами. Вскоре из баньки валил такой дым, что можно было бы решить, что она загорелась, если бы все не понимали, что это просто дым от пороха. Преследователи, пуская заканчивающиеся боеприпасы прямо в открытую дверь, надеялись попасть в Олега, но этот боец явно не собирался сегодня погибать. Он был в ударе. Израсходовав патроны и выкинув плохой автомат, которым он только попугал и так уже наложивших преследователей, Олег стал искать что-нибудь действительно интересное. И этим интересным оказалась связка динамита, шнур и взрыватель, а также пару гранат для полного комплекта. Выйдя через заднюю дверь баньки, которая была сделана специально на случай осады и вела в небольшой так же на этот случай выкопанный окоп на заднем дворе, Олег пополз до окопа.

            Преследователи, подождавшие пол часа каких-то действий от Олега, и решившие, что они его уложили, стали перебежками подбираться к баньке.

            Олег ждал. Через ещё полчаса ожидания преследователи дружно окружили баньку, но один пошёл к дому. Олег, наблюдавший всю картину, решил, что ждать больше нельзя, нажал на взрыватель, и банька со всем боекомплектом взлетела на воздух. Среди звуков разлетающихся пуль никто не разобрал глухого выстрела охотничьего дробовика, которым Маша уложила вошедшего в дом. Теперь все были мертвы. Олег, вылезая из окопа, окрикнул Машу, но ничего не услышал в ответ. Он вышел на двор, откуда стала видна открытая дверь в дом. Олег, уже порядком вымотанный и раненный в плечо шальной пулей, хоть и не так серьезно, но ощутимо, побежал в дом, где на полу лежал мужчина среднего роста в сорванной наполовину маске, которая теперь перемешалась с его вытекшими мозгами. На лестнице, с дробовиком у ног сидела Маша и плакала, спрятав лицо руками и просто вздрагивая всем телом. Олег подошёл к ней, взял за плечи и  слегка потормошил. Девушка не реагировала. Тогда Олег сходил в комнату, принёс оттуда мягкий плед, укутал в него девушку, как мог. Вышел в коридор и набрал номер на мобильнике.

            - Слышь, тут на твою дачу залётные какие-то приезжали, ну я их успокоил… - начал Олег – да не беспокойся, дача в поряде. Сделаешь площадку для вертолёта на том месте, где банька стояла, а так всё цело. Это, машину пошли, мне в город надо. Жду.

            Потом Олег вернулся к Маше, она по-прежнему плакала и никак не реагировала на Олега. Через час с небольшим к даче подъехала автоколонна из пяти машин, в четырёх из которых сидела охрана, а в средней – хозяин пострадавшей дачи. Когда ему открыли дверь, и он вылез из салона своей машины, лицо его выражало лёгкое удивление и ничего больше. Хозяин прошёл в дом, дав знак охране разобраться с мясом, которое валялось то там, то здесь, изображая мёртвых людей.

            - Ну что, Олег, посторожил… - всё ещё находясь в состоянии удивления, сказал зашедший в дом хозяин. Кивком головы показав на девушку, он как бы спросил, кто такая.

            - Друг. – коротко ответил Олег – Ты это, машину мне выдели, девчонку надо в город отвезти.

            Хозяин пожал плечами, давая понять, что Олег может взять любую из его машин и спокойно ехать на все четыре стороны, потом, перешагнув через труп с прострелянной башкой, недолго смотрел, как вытекшие мозги растекаются по французскому паркету. Видимо ему стало плохо, потому что он поспешил выйти на улицу и больше никто не беспокоил Олега.

 

            Олег отвёз Машу домой, откуда она позвонила родителям, но голос в трубке, спросивший «Солнышко, ты где, дома?» поставил точку и в вопросе с родителями. Маша достала платиновую карточку, которая была предназначена «на чёрный день», они с Олегом поехали в аэропорт и от туда, на только что купленном Машей самолёте, улетели в неизвестном направлении. Дальнейшая судьба Маши и Олега остаётся загадкой.

            Как могли они, такие два разных человека, найти друг друга, как смогли заметить и не упустить друг друга в беспорядочном движении жизни…

            Они были разными, но они были вместе…

Категория: Нурлыгаянов Тимур | Добавил: LostAngel (2006-11-29) | Автор: Тимур Нурлыгаянов E W
Просмотров: 623
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск

Счетчики

  • регистрация сайта в каталогах


  • Наверх сайта
    Copyright John © 2023